Женские головные уборы на Руси были не просто одеждой: это способ рассказать о себе главное. По тому, что надевала на голову женщина, можно было понять ее семейное положение, возраст, социальную принадлежность, а также то, в какой губернии она родилась. Имело значение все: цвет убора, его форма, ткань, из которого он сшит, и конечно, прическа, которую он обрамлял.

Почему нельзя распускать волосы?

Незамужние девушки заплетали волосы в косу, замужние женщины — заплетали две косы и закрепляли их на голове или собирали волосы в пучок. Ходить с распущенными волосами (простоволосой) было недопустимо и неприлично. Считалось, что с неубранной головой на людях появляются либо ведьмы, либо нечистая сила — вроде русалок и кикимор, а для обычных женщин такая смелость чревата порчей. Ведь большая часть магических обрядов проводилась с использованием волос жертвы: наши предки издавна наделяли их мистической силой. Поэтому волосы всегда собирали в тугую прическу, а все головные уборы способствовали этой задаче.

Девушкам разрешалось открывать макушку, поэтому они носили всякого рода ободки, венки, обручи, повязки и открытые кокошники. Замужние дамы полностью закрывали голову. Они надевали парчовые, ситцевые и сатиновые повойники (круглые шапочки), чепцы или платки.

От жемчуга до лоскутков

Известно, что так называемые «магазины шапок» в дореволюционной России был привилегией только городских женщин, и только тех, кто мог себе это позволить. Но и среди них тогда не было обладательниц двух одинаковых кокошников — во-первых, потому, что даже магазинные уборы мастерицы шили вручную. Во-вторых, потому, что каждая женщина дорабатывала купленные чепцы и ободки по своему вкусу: их расшивали драгоценными камнями, жемчугами, мехами, бархатными цветами и узорами из золотистых нитей.

Убранство деревенских женщин зависело только от их мастерства и достатка. Часто их головные уборы были сшиты из разноцветных лоскутов ткани (то, что осталось от поношенной одежды домочадцев). Но именно их деревенские красавицы шили, что называется, с душой, а значит — кому-то они были дороже, чем тысячи кокошников, расшитые золотом и жемчугами.