Уж, каких только нет масленичных забав и игр: ряженые, балаганы, взятия снежных городков, кулачные бои, купания в прорубях, катание на лошадях, лазания по шесту за призом, игры с медведями, музыка, пение, пряники самые разные (лепные, резные, жатые, печатные да расписные), застолья, сжигание соломенного чучела Масленицы (Марены - Зимы)...

ВЗЯТИЕ СНЕЖНЫХ ГОРОДКОВ

Принято в масленицу на берегу реки строить городки из снега, укрепленные башнями, с двумя вратами. К этому городку собирается множество детей, которые делятся на "пеших" и "конных". "Пешие" занимают город, "конные" готовятся к нападению. Наконец, "конница", по знаку своего начальника, бросается на приступ и начинается битва. Осажденные храбро защищают город против "конницы", не давая ей ворваться в крепостные ворота, отбивая их метлами и помелами. Однако, "конница" берет верх и победоносно въезжает в ворота городка, а затем вместе с "осажденными" разрушает городок с веселыми песнями и возвращается домой.

ПЕТРУШЕЧНЫЕ КОМЕДИИ

В старину на масленицу была чрезвычайно популярна Петрушечная комедия. Бывало, что одновременно выступали сразу несколько петрушечников, показывающих свою нехитрую комедию помногу раз в день.

Успех Петрушки в одних случаях объяснялся злободневностью и сатирической направленностью сценок, в других секрет обаяния комедии видели именно в ее сценичности, в том, что формы игры здесь были незамысловатые, простые и понятные, поэтому они легко воспринимались широкими массами всех возрастов и всех уровней развития.

Обычно представление начиналось с того, что из-за ширмы раздавался хохот или песня и вслед за этим появлялся Петрушка. Одет он бывал в красную рубашку, плисовые штаны, заправленные в щегольские сапожки и колпак на голове. Непременными деталями его внешнего вида были также горб или даже два горба. И длинный горбатый нос.

КУЛАЧНЫЕ БОИ

Еще одна масленичная потеха - кулачные бои, которые есть остаток древней военной потехи, ибо наши предки сражались со своими врагами "на кулачках" - о чем свидетельствует летопись: в XXIII столетии во время войны Князя Киевского Мстислава III против Великого князя Юрия Всеволодовича, Мстислав, поощряя своих новгородцев и смолян к сопротивлению против неприятеля, предоставили на их волю сражаться пешими или на конях. Тогда новгородцы отвечали: "Мы не хотим на конях, но, по примеру, предков наших, пеши и на кулаках биться".

Было время, когда наши бояре, собравшись повеселиться, свозили из разных городов бойцов для своей потехи. Бойцы казанские, тульские и калужские славились более других, выдерживали сильный бой с татарами, приезжавшими в Москву с икрою и рыбами, выигрывали большие залоги, и платились нередко за свою отвагу жизнью.

В старину было три вида кулачных боев.

Самым лучшим и интересным считался бой один на один.

Практиковался и бой "Стенка на стенку", когда запасных бойцов каждая "стена" уговаривала встать на свою сторону, и они выпускались только когда неприятель пробивал стену. Надежда-боец летел с шапкою в зубах, бил груды на обе стороны, лежащего не трогал, и, пробив стену, возвращался с толпою льстецов прямо в кабак.

А реже всего допускался бой "сцеплялка - свалка", который обыкновенно возникал из-за того, что старики подзадоривали молодых рассказами и обещаниями побиться. Молодые переходили с вестями из двора во двор, дети выходили на затравку и были предвестниками "сцеплялки".

МЕДВЕЖЬЯ ПОТЕХА

Ни одна масленичная неделя в Москве прошлого века не обходилась без медвежьего представления.

Медвежья потеха была очень популярна среди всех слоев населения больших и малых городов, сел, деревень.

Эта народная забава несколько раз упоминалась в "домострое", осуждающем ее как одно из "бесовских угодий", "богомерзких дел". Но, не смотря на запреты и гонения, медвежья потеха продолжала существовать, веселя и радуя крестьян и бояр, простых ремесленников и царей, взрослых и детей.

С учеными медведями ходили по России с незапамятных времен, этот промысел был занятием древним, традиционным. Известно, например, что в 1570 году Иван Грозный, готовясь к свадьбе с Марфой Собакиной, отправил в Новгород специального гонца с приказом доставить в Москву скоморохов с учеными медведями.

В народе медведь ассоциировался с лешим, с языческим богом Велесом, поэтому считалось, он обладает магической целебной силой. В глазах крестьян но был сильнее нечистой силы и мог отвести беду: если спляшет около дома и обойдет вокруг него, то не случится пожара.

Такое отношение сказалось и на прозвищах, которыми награждался медведь-артист. Везде его именовали почтительно-шутливо: "Михайло Потапыч" или "Матрена Ивановна", "почтенный Михайло Иванович господин Топтыгин".

Дрессированные медведи смешили публику, изображая, как девушки красятся перед зеркалом, как женщины блины пекут.

Вечным спутником Михайло Потапыча был "коза бодатая", которую изображал мальчик, наряженный в мешок с прикрепленной к нему козлиной головой и рожками. К голове был обычно приделан деревянный язык, от хлопанья которого происходил страшный шум. "Коза" выплясывала вокруг медведя, дразня его и клюя деревянным языком. Медведь, бесился, рычал, вытягивался во весь рост и кружился вокруг вожака. Это означало, что он танцует. После такой неуклюжей пляски вожак давал ему в лапы шляпу, и медведь обходил с ней честную публику, которая бросала туда гроши да копейки.

Зачастую, Топтыгина и его вожака угощали водкой, а после этого угощения вожак предлагал медведю "побороться". Такая борьба, правда, не всегда заканчивалась благополучно для вожака.

Таким образом, медвежья комедия состояла из трех частей, которые могли идти в любой последовательности: танец медведя с "козой", выступление медведя под шутки и прибаутки вожака, борьба медведя с хозяином или "козой".

Единоборство человека с медведем, как демонстрация силы, ловкости мужества, было особенно популярно. Состязания такого рода устраивались не только для государей, но и для простого народа, причем бороться с медведем выходили как специально взятые для этой цели служители царского "ловчего пути", так и "любители-непрофессионалы".

Поскольку медведь - главный герой представления, все внимание было приковано к нему. В первую очередь обыгрывалась сама фигура медведя. Как только зверь становился на здание лапы, человек невольно начинал сравнивать его с собой, соотносить с разными типами людей. И вдруг оказывалось, что пластика медведя, его внешний облик, неуклюжесть, косолапость, нечленораздельная "речь" (рев, ворчание) - все это черты недалекого, нескладного, добродушного, иногда полусонного и обычно невезучего простолюдина.

КАТАЛЬНЫЕ ГОРЫ

В царствование Императрицы Елизаветы Петровны масленичные катания устраивались в ее любимом селе Покровском, где в зимнее время устраивали постоянные катальные горы, и с них - то катались не только, но и сама императрица, съезжавшая "стоя на лыжах". Забава эта осталась в России на долгие-долгие годы, и мало кто уже помнил, что катание с гор - это не просто забава, а старинный обряд, ведь считалось, что у того, кто больше раз с горы скатиться, у того и лен выше будет.

Катальные горы строились с затейливыми башенками, на которых развивались затейливые флаги, а вдоль гор вместо барьера, в два ряда стояли елки, а между ними - статуи изо льда и снега.

БАЛАГАНЫ

Центром праздничной масленичной площади были балаганы. Ведь балаганы - это главная притягательная сила, самое заманчивое, хотя далеко не всегда доступное увеселение.

Балаганы - лицо гулянья. По количеству, убранству балаганов, по именам их владельцев судили о значимости и размахе гуляний.

Слово "балаган" первоначально обозначало легкую верхнюю пристройку к дому. В начале XIX столетия оно имело значение "временная, разборная торговая постройка".

Применительно к театрализованным зрелищам это слово начало употребляться только со второй половины XIX века.

На сценах легких временных театров выступали профессиональные актеры, любители их числа мелких чиновников, мастеровых, ремесленников, а так же цирковые артисты.

ЧУЧЕЛО

Многие думают, что в последний день масленичной недели сжигают чучело масленицы, но нет, не Масленицу сжигают, а Зиму провожают!

В былые времена мужчины и женщины, взяв со своего двора по пучку сломы, складывали их в одну кучу, из которой потом всем селом делали куклу, наряжали ее "по-бабски" - в яркие юбки, кофты, платок нарядный повязывали, да и возили по всему городу в санях, приветствуя и чествуя Сударыню-масленицу. А после - сжигали на костре, бросая в огонь блины, в качестве поминального кушанья. Детям же говорили, что вся сытная пища в костре сгорела, тем самым объясняя им, почему в Великий пост едят только постную пищу.

Бывало, вместо чучела масленицы, возили в санях нарядную девушку или ярко накрашенную старуху, а в конце праздника вывозили сани за город и вываливали "пассажирку" в сугроб под всеобщий смех и улюлюканье, тем самым как бы "хороня Масленицу".